Названия рубрик

Последний номер

Август (№8) 2017


     Скачать в pdf (3,1 Мб)

Июль (№7) 2017


     Скачать в pdf (3,2 Мб)

Июнь (№6) 2017


     Скачать в pdf (2,8 Мб)

Архив номеров

Из рубрики: Вера наших отцов

Главная / Вера наших отцов / Кирилл и Мефодий - просветители славян. Вера через испытания
2014 | №10

Кирилл и Мефодий - просветители славян. Вера через испытания

КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ, СОЛУНСКИЕ БРАТЬЯ-ПРОСВЕТИТЕЛИ, ОСТАВИЛИ ПОСЛЕ СЕБЯ ТРАДИЦИЮ ВЕРЫ, ОСНОВАННУЮ НА ЧЕТКИХ И ЯСНЫХ ПРИНЦИПАХ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ. В ЭТОМ НЕБОЛЬШОМ ОЧЕРКЕ МЫ ПОПРОБУЕМ РАССМОТРЕТЬ ПОДРОБНЕЕ, В КАКОМ ЖЕСТОКОМ ПРОТИВОСТОЯНИИ РОДИЛАСЬ И ВОСПИТЫВАЛАСЬ ЭТА ТРАДИЦИЯ

Борьба против «трех языков богослужения»

Обучая славян проводить богослужение на родном языке, братья-просветители Кирилл и Мефодий столкнулись с жестким противодействием ортодоксального священства, считавшего Великую Моравию своей «канонической территорией». Ярким внешним проявлением этого противостояния стало принятие постановления о «трех языках богослужения». На подвластных западной церкви территориях разрешалось проводить богослужения только на еврейском, греческом и латинском языках. Католическое духовенство таким образом утверждало латынь как приоритетный язык богослужения. Кирилл и Мефодий оказались в самой гуще этой борьбы. Глаголица, вводимая ими в славянское богослужение, была тайным намеком на правопреемство от готской традиции веры. Поэтому братья в 867 году были вызваны в Рим, где они должны были защищать свои убеждения.

Путешествие в Рим

За то время, пока Кирилл и Мефодий добирались до места назначения, в Риме изменился понтифик. Умер Николай I, который их вызвал, и его место занял Адриан II. Вместо ожидаемого сурового обращения братья удостоились торжественного приема. Почему Адриан II так поступил? Для раскрытия полной картины стоит вернуться к понтификату его предшественника. Николай I вошел в историю под прозвищем «Великий». Он был знаменит тем, что последовательно сформулировал идеологию папской теократии. Этот амбициозный священник не мог отстраниться от борьбы за духовное влияние на славянский мир, который все громче заявлял о себе на политической арене. В покорении Великой Моравии решающую роль должны были сыграть баварские священники – над этой неустойчивой федерацией славянских княжеств постоянно висел дамоклов меч франкского сюзеренитета. А вот Болгарское царство было той силой, пред которой иногда дрожала даже Византия. Утвердить духовный протекторат над Болгарией означало получить стратегического союзника в противостоянии с Востоком. Для достижения этой цели Николай I приложил немало усилий.

Религиозная ситуация в Болгарии

Долгое время болгары были язычниками, пока хан Борис (852–889) не осуществил решительный поворот в государственной политике. В 865 году, как раз когда Кирилл и Мефодий трудились в Моравии, Болгария приняла христианство в качестве государственной религии. Хан Борис, крестившись от константинопольского патриарха Фотия, назвался Михаилом II, в честь тогда еще живого византийского василевса, и взял титул царя. Впрочем, хитрый и осторожный правитель не спешил покорять организовавшуюся болгарскую церковь под омофор Константинополя. Он налаживал церковные связи и с Римом, умело маневрируя между двумя центрами официального христианства.

Видимо, ему импонировал опыт его соседа, Ростислава, по организации самостоятельной славянской церкви. Среди болгарских историков распространено мнение, что Кирилл и Мефодий охватили своей деятельностью и Болгарию. Хотя роль солунских братьев в христианизации Болгарии не до конца прояснена, никто не отрицает факт: моравская и болгарская церкви имели общие корни. Не вызывает сомнений, что эти самоотверженные миссионеры работали на Божьей ниве под зорким глазом и при молчаливом одобрении болгарского царя Бориса-Михаила. И поэтому для папы Адриана II было невыгодно разрушать и так шаткий дипломатический мостик, установленный его предшественником. Ущерб, причиненный Кириллу и Мефодию, автоматически означал разрыв отношений с Болгарией. Поэтому братья в Риме были приняты с почестями. Там они и вынуждены были остаться.

Смерть Кирилла

Братьям было суждено пробыть вместе еще два года. В 969 году Кирилл тяжело заболел и, как свидетельствует Житие, пожелал принять в Риме монашеский постриг, почувствовав приближение смерти. Интересно, что именно тогда у него и появляется новое имя, под которым его сейчас знает весь мир – Кирилл, до этого он был Константином. Обстоятельства смерти Константина-Кирила весьма загадочны. Во-первых, он был значительно моложе своего брата Мефодия. Смерть застала его в 42 года. Конечно, учитывая тогдашнее состояние медицины, можно предположить – заболел и умер. Но есть и те, кто в этом не уверен, полагая, что слишком просвещенному мужу могли помочь покинуть этот грешный мир. Во-вторых, трудно объяснить, почему Кирилл откладывал решение постричься в монахи до конца жизни. Возможно, во времена активной деятельности он боялся, что подобный шаг ограничит свободу передвижения, так необходимую миссионеру? Исследователь С. Иванов представляет довольно интересное свидетельство о быте византийских монахов: «Чтобы монахи могли проповедовать среди варваров, они должны были иметь полную свободу передвижения. А этой свободы у них в Византии не было. Монахи-путешественники были осуждены еще Ефремом Сирином и многократно подвергались проклятиям позже... Правда, путешественников осуждал и латинский Запад – но структура западного монашества была более гибкой и легче приспосабливалась к разнообразным потребностям»1. Так что образ Кирилла – просветителя славян резко выбивается из стандартного идеала византийской духовной личности. Это еще одно доказательство того, что братья не были эмиссарами официальной церкви. И, в-третьих, странное монашеское имя выбирает себе прославленный учитель веры. Кирилл – имя греческого происхождения, означающее «хозяин», «владыка»2. Вряд ли оно бы подходило смиренному Константину. Таким образом, эпизод предсмертного пострижения Константина-Кирилла представляет загадку и не вплетается логично в канву его жизни. Это может напоминать неудачную попытку ретушировать его биографию в официальном ортодоксальном русле.

В последнем разговоре с братом из уст Константина-Кирилла слетели такие слова: «Мы с тобой как два вола: один упал от тяжелой ноши, другой должен продолжать путь»3. Для Мефодия Господь приготовил еще немалую работу на Своей ниве. Он должен был закрепить и утвердить то, что когда-то они начинали с братом. По просьбе князей моравского и паннонского папа Адриан отпускает Мефодия с учениками в славянские земли.

Продолжение миссии Мефодием

Впрочем, полоса тяжелых жизненных испытаний подстерегала Мефодия впереди. Моравский князь Ростислав, покровительствовавший братьям, в 870 году умер, и на престол взошел его племянник Святополк. Святополк подчинился Людовику Немецкому, и снова баварское духовенство заполонило славянские земли. Богослужения и книги на славянском языке вновь оказались вне закона. Папа Иоанн VIII, преемник Адриана, своим декретом поддержал сложившееся положение. Возникло серьезное препятствие для деятельности Мефодия. Дошло даже до того, что просветителя славян заключили на три года в один из монастырей в Швабии. Только в 874 году он вновь получил свободу.

«Не достигнув успеха в попытке физически ликвидировать славянского архиепископа и таким образом отобрать у него кафедру, немецкое духовенство перешло к планомерной осаде, настраивая против Мефодия славянскую знать, в том числе самого Святополка, а также засыпая Рим сообщениями о еретической направленности проповедей руководителя епархии»4. В 879 году они инициировали целый процесс, вызвав Мефодия в Рим и заставив оправдываться от обвинений в казалось бы давно погребенном и забытом арианстве. Но Мефодий блестяще отстоял свои взгляды перед папой и даже получил от него буллу, которая разрешала проводить богослужения на славянском языке.

Господь позволил ему еще трудиться до 885 года. «Умер Мефодий при обстоятельствах далеко не ясных. Автор Жития не называет даже города, в котором был похоронен поборник славянского богослужения. А в римской традиции его смерть воспринималась как «наказание за ересь». На соборе 1059 г. говорили, что «Мефодий погиб, как нечестивый Арий». Обвинения в арианстве будут устойчиво следовать за Мефодием в течение еще нескольких веков. Папа Иоанн Х (914–928) в послании сплитским епископам призывает протестовать против лжеучения, связываемого с именем Мефодия. Мефодия клеймят как еретика в далматинских синодальных постановлениях Х–ХI веков. При этом, по крайней мере, в Хорватии с 925 по 1248 годы славянское богослужение запрещалось как арианское»5. Почему именно этот аргумент стал решающим в дискредитации просветителя? Мог ли Мефодий, прекрасно знающий Священное Писание, в IX веке вновь обратиться к классическому арианству, которое не признавало Иисуса Христа Богом? Вряд ли. Скорее всего, ему не простили безразличия в тогдашней полемике по поводу «филиокве» (Святой Дух происходит только от Отца, как утверждали в Константинополе, или еще и от Сына, как учили в Риме?). Мефодий прекрасно понимал, что те усилия, которые тратились на бесплодные споры, лучше направить на обучение людей Божьей истине. А его соперники умело воспользовались этим: молчишь о Троице и спорных вопросах – значит не признаешь ее. Впрочем, этот факт мог быть завуалированным признанием преемственности готского христианства и кирилло-мефодиевской традиции. Мефодий трудился на тех территориях, где некогда проповедовал знаменитый Ульфила, «апостол Готии». Вполне возможно, что и древняя традиция еще осталась жива. Поэтому Мефодий, обучая истине, строил на уже готовом фундаменте сугубо библейской веры. А это, скорее всего, и вызвало ярость у его оппонентов.

Результаты труда Мефодия

После смерти Мефодия его противникам удалось добиться запрещения славянской письменности в Моравии. Многие его ученики были казнены, другие перебрались в Болгарию и Хорватию. В Болгарии они были радушно приняты царем Борисом-Михаилом. Ученики Мефодия получили возможность продолжить свою деятельность на этой территории, и Болгарское царство пережило крупнейший культурный взлет. Открывались школы, переписывались книги, отправлялись богослужения на славянском языке. Так был заложен мощный импульс духовного просвещения славянских народов. Южные регионы еще долго сохраняли свое влияние на всю славянскую ойкумену. И вполне возможно, что Кирило-Мефодиевская традиция получила свое продолжение в масштабном народном движении богомилов. Но об этом в другой раз.

 


 

  1. Иванов С. Византийское миссионерство. Можно ли сделать из варвара христианина? – М.: Языки славянской культуры, 2003. – С. 299.
  2. http://ru.wikipedia.org/wiki/Кирилл
  3. Житие Мефодия, VIII.
  4. Кузьмин А. Падение Перуна. – М.: Молодая гвардия, 1988. – С. 111.
  5. Там же, с. 113.



К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ

Автор: Богдан КОВАЛЬ / «АКЦЕНТ»
 
Просмотров: 1143

Присоединяйтесь к нам

  Подписка 

Книга в подарок!

"Акцент" Вконтакте

 

Книга в подарок!

Книга в подарок!

"Акцент" в Одноклассниках

"Акцент" на Facebook

Партнеры

Газета "Вечное сокровище"
Телеканал "Надия"
Интернет-газета "Путь"