Названия рубрик

Последний номер

Август (№8) 2017


     Скачать в pdf (3,1 Мб)

Июль (№7) 2017


     Скачать в pdf (3,2 Мб)

Июнь (№6) 2017


     Скачать в pdf (2,8 Мб)

Архив номеров

Из рубрики: Вехи истории

Главная / Вехи истории / Роль рабства в крахе Древнего мира
2016 | №6

Роль рабства в крахе Древнего мира

«При виде развалин городов античного мира нетрудно впасть в заблуждение и приписать готам и вандалам то зло, которого они не имели ни времени, ни силы, ни, быть может, даже намерения совершить. Буря войны может повалить на землю несколько высоких башен, но разрушение, проникшее до самого фундамента стольких громадных зданий, совершалось медленно и без шума, в течение десяти столетий». Так писал о крахе античного мира великий историк XVIII века Эдуард Гиббон [4, т. 4, с. 78].

Теории падения  цивилизации Древнего мира

На сегодняшний день существует несколько теорий, пытающихся объяснить не только причины падения цивилизации Древнего мира, но и то, почему современная культура создавалась в муках, как нечто новое, на обломках античной культуры, вместо того, чтобы стать ее прямым продолжением [16, т. 1, с. 238]. Все эти теории можно обобщить в три основные группы причин гибели античного мира: экономические (рабовладельческий строй и рабовладельческие отношения – Маркс [7]), политические (потеря достижений греческой культуры – Белох [22]; умаление значения сената – Ферреро [19]; сокращение военной мощи империи – Корнеманн [29]; невозможность участия масс в управлении страной – Хейтланд [26–28]) и биологические (вырождение высших классов через браки с представителями низших классов и вследствие многочисленных войн – Зеек, Фрэнк [30]).

Каждая из вышеперечисленных теорий может открывать только одну из сторон гибели, деградации и вырождения античного мира. Но в них не отводится места и роли, с одной стороны, религиозным верованиям, а с другой – морали и духовности. А без этих факторов немыслимо само существование как отдельного человека, так и общества в целом. Более того, именно религиозные воззрения и верования определяют, в конечном счете, развитие того или иного общества или государства. Именно конфуцианство сделало Китай Китаем, синтоизм – Японию Японией, индуизм – Индию Индией, протестантизм – Западную Европу Западной Европой и т. д. Религиозные верования отнюдь не ограничиваются чисто духовной сферой, но напрямую предопределяют и культурные, и экономические, и социальные институты того или иного общества.

Именно языческие воззрения с их легким отношением к ценности жизни человека, жестокости, половым извращениям, цинизму, суевериям, магии, аморальным мифам о богах и богинях привели к появлению института рабовладения, которое и стало тем зловещим червем, подточившим все основы Древнего мира. А почвой, вскормившей этого червя, стала бездуховность античного общества [11, 12]. Отдельные выдающиеся философы и моралисты античности лишь подтверждают этот тезис.

Античная цивилизация была всецело построена на рабстве и считала рабовладение основой своего процветания, не подозревая, что согревала у себя на груди змею. Причем вначале как древние греки, так и древние римляне понимали всю отвратительность рабства. Затем они свыклись с ним, почувствовав любовь к рабовладению, которое взращивало их гордыню, похоть, любовь к деньгам и вольготной жизни [12].

Но как же рабство разбило столь мощный фундамент античного мира? Как поколебало общественные и семейные устои, казавшиеся столь незыблемыми? Как превратило сильных и умных людей эпохи Великой греческой колонизации или Римской республики в трусливых и похотливых граждан эпохи Поздней Римской империи? [9, 10].

Исследуя этот вопрос, можно выделить несколько механизмов влияния рабства на общество в целом и на отдельного человека в частности.

Приучение людей к жестокости

Институт рабства в Риме не только портил нравы, но еще в большей степени способствовал их огрубению! Так, Рим был городом гладиаторов. Ни одно зрелище в эпоху Республики не имело такой притягательной силы, как эти кровавые битвы, где люди, обучавшиеся вместе и евшие из одной чашки, должны были прервать начатый ими разговор, чтобы идти хладнокровно избивать друг друга для удовольствия толпы [20, За Секстия, 58, 59, Тускуланские беседы, IV, 21].

Гладиатора, не желавшего сражаться, гнали плетьми и розгами на человекоубийство [18, О зрелищах, 21]. Многие из них, убивавшие друг друга на арене, были друзьями. При раскопках на одном из кладбищ была обнаружена могила с интересной надписью: Фламма, тяжело вооруженный гладиатор (секутор), прожил 30 лет, сражался 34 раза, победил 21 раз, нерешенных битв было 9, участвовал в общем шествии 4 раза; происхождение из Сиракуз. Здесь ему воздвиг могилу нежно любящий сотоварищ по оружию [Орелли, №2571].

Это были сцены не кровопролития, но смерти. Тот, кто давал народу гладиаторов, не мог дать им возможности уйти с арены живыми; это значило бы погубить в глазах толпы свою репутацию щедрого человека и навлечь на себя неизгладимое подозрение в скаредности. Народ подумал бы, что его одурачили, если конец сражения не показал бы ему, что оно было серьезным. Когда сам победитель останавливался перед своим поверженным противником, народ приказывал ему довести свою победу до конца. Цицерон говорит об этих предписанных убийствах, как об обыкновенной вещи [20, Тускуланские беседы, 11, 17].

Императоры сами давали этому пример. Клавдий приказывал добивать тех, кто падал на землю даже случайно, чтобы видеть, как по их телу постепенно проходит смерть [3, Клавдий, 21].

Но не только мужчины, а и совсем юные римские девушки обожали легким мановением своего пальца вниз лишать человека жизни. «Пронзить у лежащего сердце скромная дева велит, опустивши уж книзу свой палец» [Пруденций, Против Симмаха, II, 1096]. Эти сцены убийства стали одним из факторов воспитания римлян благодаря существованию рабства [1, с. 435].

Цицерон, один из виднейших и самых просвещенных людей своего времени, открыто говорит о гладиаторских боях как о воспитательном приеме, заслуживающем одобрения. А вскоре они были и вовсе признаны необходимыми и даже стали использоваться для улучшения нравов молодежи! [13, Панегирик, 33, 1].

Гладиаторы из знати

Со временем гладиаторами делали не только рабов. Порой во время боев для развлечения императоры выбрасывали на ринг свободных людей, от солдата до патриция. Так, например, Калигула приказал вывести на ринг сражаться с дикими животными отцов известных семейств, удрученных старостью [3, Калигула, 26].

В другой раз знатный римлянин Квестор Бальб заставил сражаться гладиатором одного из солдат, имевшего римское гражданство. И когда тот во время второго боя побежал под защиту народа, Бальб велел схватить его, наполовину зарыть в землю на середине арены и сжечь живым, хотя бедный солдат и кричал: «Я римский гражданин» [5, XLIII, 23; XLVIII, 43; LVI, 25].

Но вскоре представителей знатных семей уже не надо было заставлять участвовать в гладиаторских боях в потеху императорам. Они сами устремились на арену в поисках новых сильных ощущений. Они становились невменяемыми, подобно зверям, чующим запах крови [1, с. 436]. Более того, на арену цирка стали выходить не только мужчины, но и знатнейшие женщины! [17, Анналы. Книга 15, 32, с. 280]. При императоре Севере (193−211 гг.) было такое количество женщин-гладиаторов, что современники удивлялись, как цирк может их всех вместить [Ксифиллин. О Севере, с. 330]. Обнаженные тела красивейших и знатнейших римлянок, ревущие звери, потоки крови, возбуждали тысячи сидящих на скамьях цирка.

«Таким образом, в этой, своего рода, общности привычек и образа жизни, стирались различия между рабами и свободными людьми. Эти последние не оставались уже больше простыми зрителями распутства или вынужденных убийств со стороны рабов на сцене. Они стали разделять с ними их кровавые игры, спускаясь для борьбы на арену, они стали разделять и их распутство среди оргий, устраиваемых во дворцах, это слияние постепенно происходило в области нравов, слияние весьма прискорбное, так как, вместо того, чтобы поднять раба, оно принижало свободного человека до его уровня. А этот уровень как общественное мнение, так и закон помещали значительно ниже той точки, где зарождается чувство стыдливости и уважения к самому себе, которое развивается из внутреннего чувства личного достоинства» [1, с. 436].

Языческие корни

История появления гладиаторских боев уходит своими корнями в языческую религию. Первоначально эти бои совершались при погребениях, как своего рода умилостивление души умершего.

Древние считали, что этим зрелищем они отдают долг усопшим. Полагая, что души усопших можно умилостивить пролитием человеческой крови, они на похоронах предавали закланию пленников или непокорных рабов, которых нарочно для этого покупали. Но потом решили этому кощунству придать вид увеселения, а потому завели обычай вооружать этих несчастных и, обучив их убивать друг друга, в день похорон выводить на поединок. Умерщвляемые таким способом считались жертвой, приносимой в честь умерших родственников [18, О зрелищах, 12, с. 285].

Впервые в Риме гладиаторские бои были проведены в I Пуническую войну (III в. до н. э.) семьей Брутов, при погребении своего отца [Валерий Максим II, с. 4, 7].

И что интересно, этот варварский языческий обычай был встречен народом крайне негативно. Более того, с помощью религиозных церемоний люди пытались искупить это святотатство. Однако вскоре жажда крови, культивируемая язычеством, и суеверия, взращенные им, взяли верх. И народ с подачи жрецов уже не только не видел в этих боях святотатства, но считал их особыми торжествами в честь богов воителей Марса и Дианы, царя богов Юпитера, проводника душ умерших Меркурия и, главным образом, бога времени Сатурна. И этот бог как бы зримым образом присутствовал на этих кровавых играх: его открытый рот пил кровь, текущую по арене, через отверстия сточной трубы [1, с. 337].

Эти жертвоприношения были грандиозны. Так, император Траян (98–117 гг.), гонитель христиан, после возвращения с войны с даками устроил гладиаторские игры в течение 123 дней! На арену было брошено 10 000 пленных! [5, XVIII, 15]. Император Коммод (180-192 гг.) дал более тысячи гладиаторских боев [Юлий Капитолин, Марк Аврелий, 19]. При триумфе Аврелиана (270–275 гг.) сражалось 800 пар гладиаторов [Вописк, Аврелиан, 33], при Галлиене (260–268 гг.) 600 пар [Требеллий Поллион, Галлиен, 8]. Римляне верили, что чем больше будет пролито крови, тем добрее к ним будут боги, а, значит, и даруют им новые победы, земли и пленников.

Культ разврата

Наравне с жестокостью другой отличительной особенностью римского общества была развращенность, порожденная рабством. Ведь существовали не только рабы-рабочие, но и рабы для удовольствия, рабы, привычной обязанностью которых было удовлетворять прихоти и чувственность господ. Это обыкновенное, всем известное, признанное законом явление [1, с. 398].

Тогда было общепризнано, что нет ничего позорного в том, что приказывает господин [Лукиан. Письмо к Сатурну, 29]. Особо красивых рабов и рабынь господа либо оставляли себе как сексуальные игрушки, либо отдавали в храмы в качестве жриц или жрецов любви. Потому что сама религия во многих храмах покровительствовала и предписывала такие жертвы сладострастию, как будто это были почести, воздаваемые богам [1, с. 191]. Помимо того, что религия освящала проституцию, она не только не препятствовала развратным действиям над рабами, но и всячески поддерживала и взращивала их.

При раскопках в Помпеях, являвшихся своего рода городом-притоном для римской знати, найдено много надписей, свидетельствующих о гомосексуальном насилии над рабами. Законы императоров Адриана и Аврелиана разрешали хозяевам использовать рабов в качестве проституток и наложниц, вне зависимости от пола господина и раба [1, с. 647–648].

Выпуск подобных указов не случаен, ибо большинство римских императоров были гомосексуалистами, включая и Адриана. В античную эпоху однополая любовь в Средиземноморье отнюдь не рассматривалась как порок. Ее превозносили древнегреческие поэты, а в Риме насмешкам подвергались лишь те мужчины, кто постоянно играл пассивную роль в этих играх. И вполне обычным делом считалось, когда миловидный юноша, будь он раб или патриций, становился предметом вожделений мужчины постарше [15, с. 63–64]. Гомосексуализм своими корнями также уходит в язычество. Ведь мифические языческие боги часто вступали в однополые контакты. Более того, часто римляне в утеху себе заставляли вступать рабов и рабынь в связь с животными, которая часто заканчивалась гибелью рабов. Но похотливо глядя на эти непристойные зрелища, хозяева вскоре и сами переняли эти обычаи. И уже в период империи вслед за римской армией гнали стадо овец для удовлетворения похотей легионеров и их военачальников [8, с. 544].

Разрушение института семьи

Разрушение моральных устоев не могло, конечно, не отразиться на состоянии института семьи. Женщина не играла особой роли в античном обществе, и поэтому, не стесняясь своей жены, муж предавался любовным утехам с рабынями.

Отец, в свою очередь, для того, чтобы сын не искал развлечений где-то на стороне, устраивал ему все условия для удовлетворения похотей в своем доме [1, с. 199].

Вскоре работорговцы начинают готовить особых рабынь, которые бы отвечали самым требовательным вкусам заказчиков, которые бы получали всестороннее, а не только физическое удовольствие от общения с ними. Так постепенно зарождается институт куртизанок (гетер). Последних учили языкам, музыке, литературе, философии. Словом, разврат совмещался с культурой. Поэтому немудрено, что к гетерам стекалась молодежь. Более того, величайшие философы пользовались их услугами. Сократ покидал свою ворчливую Ксантикку, идя к гетере Аспасии [14, Перикл, 24], Платон – к гетере Архенассе. У Аристотеля был сын от гетеры Герпиллиды (Афиней XIII), Еврипид, Лисий, Исократ, Демосфен, Софокл также пользовались их услугами [1, с. 200].

Авторитет жены и матери свелся к нулю. Куртизанка заняла их место [1, с. 201]. Понятие брака превратилось в пустую формальность. Понятие семьи было лишь на бумаге.

Именно в Древнем Риме появилось явление, которое сегодня называется шведской семьей и «гражданским» браком [6, с. 146–147]. Все это было, в свою очередь, еще одним порождением аморальной и бездуховной древнеримской религии.

Учителя из рабов

Раб завладевал римским гражданином с самого раннего его детства, он влиял на его юность в силу своего образования. Под властным требованием новых веяний, стремившихся приобщить республику к идеям и обычаям Греции, к ней обратились за учителями, которых нашли среди рабов. Ведь Рим, покорив Грецию, был прельщен ее высокой культурой и желал, чтобы его молодежь усваивала ее. А дать ее могли, конечно же, только сами греки, многие из которых стали рабами.

Поэтому римское правительство считало, что в таком случае может решить сразу две проблемы: во-первых, дать молодежи хорошее воспитание, используя образованных рабов-греков, а во-вторых, делать это без особых затрат. Однако вышло не так, как рассчитывали имперские чиновники. Они не учли, что принадлежность этих наставников к классу рабов лишала их руководство всякого морального авторитета. Лучшие из них имели право давать советы, но не имели силы придать им обязательный характер [1, с. 432].

Эту проблему отражает античный писатель Плавт в своем произведении Бакхиды, в жалобах раба, который говорит: «Ныне, не достигший еще семилетнего возраста, ребенок бьет своего наставника доской по голове, если он хоть чуть дотронется до него рукой, а если пойдешь жаловаться к родителям, они говорят: негодный старик, горе тебе, если ты тронешь этого ребенка, который ведет себя так храбро, и наставник уходит с головой, лоснящейся, как фонарь (т. е. побитый) [Плавт. Бакхиды III, 3, 405].

Таким образом, рабы-учителя во всем были вынуждены потакать своим ученикам, прикрывать все их выходки и аморальные поступки.

В результате значительная часть молодого поколения росла необразованной и праздной. И потому, встав на место отцов у кормила державы, они не знали, что делать. Им нужны были лишь новые и новые развлечения. Вследствие порочной жизни многие дряхлели раньше времени. Общество вырождалось.

Экономический застой

Огромное количество талантливых людей, обреченных войной или рождением в рабство, не могли реализовать свои способности. А это не могло не сказаться на уровне развития государства, где свободные деградировали при рабах-наставниках, а рабы не могли себя реализовать в полной мере. Рабство сдерживало развитие экономики, способствуя статике экономических отношений, отсутствию к стремлению усовершенствовать орудия производства и технику. Огромное количество бесплатной силы рабов делало излишним стремление к научно-техническому прогрессу.

Рабская психология

Но, пожалуй, самое страшное при рабовладельческом строе – это формирование рабской психологии. Причем не только у людей, которые становились рабами, но у свободных [1, с. 198]. Ибо в таком обществе все было основано на страхе и насилии. Вчерашний свободный мог стать рабом.

Влияние рабства сказывалось на господствующих классах и прямо, и косвенно, и обнаруживалось в аналогичных симптомах и в человеке, и в семье, и в государстве.

Безысходность

Так институт рабства, порожденный язычеством, разрушил конституции и экономику Греции, и Рима, а также институт семьи, частную жизнь и основы всякой нравственности, [1, с. 436, 210].

Казалось, что христианская религия должна была бы оздоровить и вылечить раны античного общества, но этого не произошло. Не произошло потому, что, став при императоре Константине государственной религией империи, христианство в лице высшего духовенства, в угоду императору, отступило от чистоты евангельского учения и позволило влиться языческим верованиям и обычаям. С другой стороны, в обмен на получение от императора денег и власти, духовенство стало освящать своим авторитетом любые его действия и поступки как личного, так и общегосударственного плана. Фактически, религия тогда превратилась в одно из «министерств» агонирующей в пороках империи.

И даже несмотря на Божьи суды (как писали сами современники тех событий) в виде нашествий вестготов, вандалов, гуннов официальная государственная римская церковь все дальше и дальше отходила от библейского учения.

Параллели с современным миром

Исследуя причины, приведшие к падению античный мир, мы находим очень многие параллели и с нашим временем.

Сегодня также существуют гладиаторские бои, хотя и в несколько видоизмененном виде. Современные боксерские матчи по сути не многим отличаются от них. Как и в древности, более всего ценится кровавый бой. Как и в Древнем Риме, сегодня тысячи людей – мужчин, женщин, подростков и детей смотрят эти матчи по телевизору. А какой популярностью пользуются боевики, где культивируется жестокость. Каждый день на любом канале они занимают значительную часть времени. Герои этих кинофильмов становятся кумирами молодежи. А потом почему-то мы удивляемся, откуда столько жестокости у детей и подростков. Древние римляне стали рабами жестокости, ими же становятся и миллионы современных людей, иногда даже не подозревая об этом.

Отмечая вопиющую бездуховность античного мира, мы не можем не констатировать, что современный мир в своем разврате оставил далеко позади римское общество. Сегодня мы видим, как разврат стал нормой жизни, не только не порицаемой, но и рекламируемой и, что особенно отвратительно, якобы научно обоснованной. Фильмы со сценами откровенного секса, реклама, стриптиз, топлес, публичные дома стали неотрывной частью жизни «цивилизованного» общества.

Сегодняшняя работорговля в первую очередь занята поставкой секс-рабынь. Многие современные люди гордятся сексуальной свободой современного общества, которое наконец-то отбросило никому не нужные правила приличия, дав людям долгожданную волю в любви. Сегодня, как и в Древнем Риме, гомосексуализм не считается уже патологией, он исключен из числа заболеваний [8, с. 540]. Но свобода ли это? Ведь поборники этой псевдосвободы являются настоящими рабами низменных страстей, без которых они не могут жить, так же, как наркоман без наркотика.

Исследуя крах института семьи в древнем мире, очевидно, что в наши дни мы столкнулись с той же проблемой. Понятие семьи сегодня так же является весьма относительным. Ее все больше заменяют «гражданские» браки и шведские семьи. Во многих странах официально признаются однополые «браки», причем часто их «освящают» некоторые церкви.

Анализируя проблему воспитания рабами будущих римских граждан, сегодня мы можем сталкиваться с той же проблемой, когда частные наставники могут попадать в зависимость от родителей их воспитанников. Они боятся сделать ученикам замечание или проявить необходимую строгость.

Наш век, когда деньги могут решать многое, поделил людей на два основных класса: тех, у кого есть деньги, и тех, у кого их нет. Многие талантливые люди, не имея достаточно денег, не могут в полной мере, а порой и совсем, реализовать свои таланты. Это напоминает тенденции, которые имели место в Древнем мире.

Выводы

Институт рабства привел к падению института семьи и системы образования в античном обществе. Он сформировал духовно-нравственное разложение как общества в целом, так и отдельно взятого человека в частности, приведя к его деградации как личности.

Рабовладельческие отношения, на которых строилось античное общество, сдерживали развитие экономики и науки.

Христианство, пойдя на доктринальный компромисс с язычеством и став государственной религией Римской империи, не только не способствовало оздоровлению античного общества, но освятило своим авторитетом его пороки, способствуя тем самым еще быстрейшему его падению.


  1. Валлон А. История рабства в античном мире. – М.: ОГИЗ, Госполитиздат. 1941.
  2. Вегнер В. Рим. Начало, распространение и падение всемирной империи римлян. В 2 т. – Минск: Харвест. 2002.
  3. Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей.–М.:Наука. 1966.
  4. Гиббон Э. Закат и падение Римской империи. В 7 т.– М.: Терра. 1997.
  5. Дион Кассий. История. – М.,
  6. Дюпуи Е. Проституция в древности.– Кишинев: Logos. 1991.
  7. История Древнего Рима // Под ред. В. И. Кузищина. – М.: Высшая школа. 1993.
  8. Коркина М. В., Лакосина Н. Д., Личко А. Е. Психиатрия. – М.: Медицина. 1995.
  9. Куланж Ф. Древний город. Религия, Законы, институты Греции и Рима. – М.: Центрполиграф. 2010.
  10. Момзен Т. История Рима. В 4 т. — Ростов-на-Дону: Феникс. – М.: Зевс. 1997.
  11. Опарин А. А. История Древнего Крыма. – Харьков: Факт. 2013.
  12. Опарин А. А. Смирна: город фимиама. Серия «Семь периодов церквей». – Харьков: Факт. 2014.
  13. Письма Плиния Младшего. – М.: Наука. 1983.
  14. Плутарх. Сравнительные жизнеописания.– М.: Эксмо-Пресс, Харьков: Фолио. 1999.
  15. Рим: Эхо имперской славы. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. – М.: Терра. 1997.
  16. Ростовцев М. И. Общество и хозяйство в Римской империи. В 2 т. – Спб.: Наука. 2001.
  17. Тацит К. Сочинения. В 2 т. – СПб.: Наука. 1993.
  18. Тертуллиан. Квинт Септимий. Избранные сочинения. –М.: Прогресс. 1994.
  19. Ферреро Г. Величие и падение Рима. – М.: Издательство М. и С. Сабашниковых. 1920.
  20. Цицерон Марк Туллий. Письма к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. В 3 т.– М.−Л.: Изд-во АН СССР. 1949-1951.
  21. Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях.– М.: Наука. 1974.
  22. Beloch J. Der Verfall der ant. Cultur// Hist. Ztschr. – 84. – S. 1 ff.
  23. Ferrero G. La mine de la civilisation antique.– , 1921.
  24. Frank T. A History of Rome.– Y. 1922.
  25. Frank T. Race Mixture in the Roman Empire // Amer. Hist. –1916. – 21.– P. 689 sqq.
  26. Heitland W. E. Iterum or a further discussion of the Roman Fate.– Cambridge. 1925.
  27. Heitland W. E. Last Words on the Roman Municipalities.– 1928.
  28. Heitland W. E. The Roman Fate, an Essay in Interpretation.– 1922.
  29. Kornemann E. Das Problem des Untergangs der antiken Welt// Vergagenheit und Gegenwart. – 12.– 5-6.
  30. Seeck О. Geschichte d. Untergangs der antiken Welt.– В.

 

К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ

Автор: Алексей ОПАРИН «Обзор мировых вопросов». Печатается с сокращением. Полный текст читайте на obzor-mv.com или aktsent.info
 
Просмотров: 677

Присоединяйтесь к нам

  Подписка 

Книга в подарок!

"Акцент" Вконтакте

 

Книга в подарок!

Книга в подарок!

"Акцент" в Одноклассниках

"Акцент" на Facebook

Партнеры

Газета "Вечное сокровище"
Телеканал "Надия"
Интернет-газета "Путь"