Названия рубрик

Последний номер

Август (№8) 2017


     Скачать в pdf (3,1 Мб)

Июль (№7) 2017


     Скачать в pdf (3,2 Мб)

Июнь (№6) 2017


     Скачать в pdf (2,8 Мб)

Архив номеров

Из рубрики: Время жить

Главная / Время жить / Как помочь алкоголику и наркоману жить трезво, подскажут специалисты
2017 | №2

Как помочь алкоголику и наркоману жить трезво, подскажут специалисты

Есть немало людей, которые безуспешно пытаются бороться с проблемой алкоголизма и наркомании в своих семьях. О том, как алкоголику и наркоману стать на путь устойчивой трезвой жизни, поговорим с профессиональным консультантом по химической зависимости Олегом Капацыным.

– Олег, хотелось бы узнать о Вашей работе, которой вы посвятили себя и большую часть своей жизни. Как так случилось, что Вы пошли этим путем – борьбы с алкоголизмом?

– Я имею свой горький жизненный опыт, как и многие молодые люди, которые попробовали в жизни все, что можно было попробовать. И на каком-то этапе жизни я дал слово Богу, себе, близким и родным: если я смогу избавиться от этой зависимости, в которую я попал, то я всю свою жизнь посвящу тому, что буду профессионально учиться помогать таким же людям.

– Как давно Вы стали это делать?

– Семнадцать лет у меня чистоты трезвости, а профессионального опыта у меня двенадцать лет.

– Двенадцать лет Вы помогаете людям, страдающим алкоголизмом?

– На профессиональном уровне, да, имея соответствующее образование.

Я являюсь консультантом не только по химической зависимости, но и маниакальной зависимости. В нескольких словах поясню между ними разницу. Химическая зависимость – это зависимость от химических веществ – наркотики, алкоголь… А маниакальная зависимость – это зависимость от предмета, процесса или человека, без химических веществ. Хотя, обычно, маниакальная зависимость, будь то компьютерная или игровая, протекает вместе с химической.

– Хотелось бы также узнать немного о реабилитационных центрах. Как в них построена работа? Кто пациенты реабилитационного центра, который вы создали и в котором проработали долгое время?

– Пациенты реабилитационного центра – это люди, которые признали свою проблему. Это очень важно! И исполнились желанием эту проблему решать.

– То есть это не те люди, которых привели родственники, чтобы они бросили пить или употреблять наркотики, а они сами готовы оставить это?

– По-разному бывает. В основном, в первую очередь обращаются родственники зависимых. В большинстве. Очень редко бывает, когда человек самостоятельно и осознанно обращается за помощью. Почему? Потому, что у зависимого человека обычно нет средств на лечение. Поэтому все связано с семьей.

Если зависимый человек приехал к специалистам даже с папой, с мамой или с женой, это еще не означает, что он мотивирован на полное выздоровление или на отказ от своего образа жизни. Он может приехать ради папы и мамы или же из-за каких-то проблем с законом.

– А результат от этого будет?

– Тем не менее он приехал! И мы начинаем работу не только с зависимым человеком, но и со всей семьей. Потому что химическая зависимость это не только проблема одного человека, а проблема всей его семьи. Я даже скажу, проблема поколений.

Не факт, что ребенок, который родился предрасположенным к алкоголизму и наркомании, станет алкоголиком или наркоманом. Но со своей предрасположенностью ему будет не просто в этом мире состояться трезвой и здоровой личностью.

– А какие методы работы в реабилитационных центрах? Что там делают с зависимыми?

– Есть международный стандарт работы с зависимыми людьми. Есть правила и принципы. Что такое реабилитация? Сегодня много реабилитационных центров, но люди не понимают, что такое реабилитация. Есть центры, которые не имеют никаких социально-психологических программ. Но по-настоящему реабилитационный центр предусматривает несколько этапов. Первый этап – это детоксикация – обязательное медикаментозное вмешательство. Оно необходимо из-за физических проблем, которые есть у зависимого человека. Ему нужно помочь. Если у него алкогольная интоксикация, человек должен в обязательном порядке в течение минимум первых десяти дней быть под наблюдением врачей. Это должен быть нарколог. В штате должна быть медсестра, которая будет делать инъекции и ставить капельницы…

– То есть первые десять дней зависимый пациент должен пройти настоящее медицинское лечение?

– Обязательно! Обязательно! Все эти десять дней за здоровье этого больного человека несут ответственность врачи.

Если зависимый – это наркоман, который употребляет тяжелые наркотики, то ситуация еще сложнее. В этом случае должна быть целая схема лечения. Нужно понимать, какие ему назначать препараты – можно ли ему назначать седативные препараты или транквилизаторы, можно ли его купировать…

Следующий обязательный этап – это социально-психологическая реабилитация, где с зависимым человеком работают специалисты – психологи, консультанты. Есть консультанты «равные равному» – те, которые ранее также прошли реабилитацию и имеют устойчивую трезвость.

– Они уже на собственном опыте помогают?

– Да. Они как волонтеры проводят с зависимыми специальные группы…

– Это лучше, когда такой человек оказывает помощь?

– Конечно. Но сегодня есть такие центры, где выходцы из них начинают работать консультантами. При этом там нет дипломированных специалистов и консультантов. Они помогают, но это уже не тот уровень помощи, который также требуется.

– Вы хотите сказать, что нужны и те и другие – люди, прошедшие реабилитацию, с устойчивой трезвостью, и дипломированные специалисты?

– Обязательно. По стандарту, должна быть мультидисциплинарная команда.

Следующий – третий этап реабилитации – это ресоциализация.

– Что это означает?

– Это процесс адаптации, который предусматривает помочь человеку вновь адаптироваться в социуме. Потому что зависимые люди – социальные дезадаптанты. Они уже не приспособлены к жизни, они, как правило, не работают…

– Как проходит этот третий этап?

– Есть специально разработанная программа, состоящая из информационных и практических занятий. Зависимых могут обучать какой-то специальности. Если кто-то из них желает стать консультантом, то с ними проводят специальные обучающие курсы. Может быть, кто-то хотел бы заняться бизнесом, но не умеет распоряжаться элементарными карманными деньгами. Здесь много нюансов… Зависимых, как детей, нужно учить выстраивать отношения с собой, с близкими, с Богом – это уже духовный компонент программы.

Если человек пробыл в центре и выходит оттуда, а его там не научили, как жить в обществе, если его не адаптировали к социуму, то ему тяжело будет жить.

– Верно. Ведь почему многие начинают пить? Потому что тяжело в жизни, какие-то есть проблемы, переживания, они не знают выхода…

– Конечно.

Существуют также очень хорошие группы поддержки – сообщества анонимных алкоголиков (Ал-Анон), наркоманов (Нар-Анон), группы для созависимых – родных и близких зависимых людей. Есть группы поддержки для взрослых детей алкоголиков. Такие группы поддержки помогают человеку адаптироваться в обществе. К примеру, человек после напряженного рабочего дня может поехать на одну из таких групп, получить поддержку, выговориться, послушать опыты других людей, приобрести себе друзей, найти себе спонсора-наставника для работы по программе реабилитации.

– Сколько нужно времени для выздоровления от зависимости? Сколько минимум и максимум времени отводится на то, чтобы зависимый человек прошел реабилитацию?

– Программа-минимум составляет 28 дней. Она пришла к нам из Америки. Дело в том, что для американских военных, которые нуждались в такой реабилитации, государство предусматривало финансирование их лечения. А быть на больничном таким военным позволялось всего 28 дней. Поэтому так сложилось, что специально разработанная программа-минимум, которую мы используем, длится 28 дней.

Программа-максимум – это два года реабилитации.

– Целых два года?!

– В Европе было доказано статистически, что человек, который пробыл в терапевтическом сообществе, то есть в реабилитационном центре, не возвращается к употреблению. Почему? Потому что было проанализировано, сколько человеку нужно времени для выздоровления – пройти детоксикацию, адаптацию, социально-психологическую реабилитацию и ресоциализацию – выход в социум. Эти процессы, когда человек входит в программу реабилитации, когда он работает над своей системой ценностей, когда перестраивается его образ мыслей, когда формируется его внутренний мир, меняются модели поведения, требуют времени.

Когда человек проходит всю программу реабилитации, мало вероятности, что он сорвется. Хотя он будет всегда предрасположен и ему расслабляться в этом смысле нельзя.

Как профессионал, я Вам скажу, что программа реабилитации зависимого человека – это вся его оставшаяся жизнь.

– То есть, бывших алкоголиков не бывает?

– Да. Некоторые люди этого не понимают. Что это за обидное такое выражение? Тем не менее я не стыжусь приехать в группу анонимных алкоголиков в любом городе и в приветствии сказать: «Добрый вечер! Я Олег, зависимый…» Почему так? Потому, что в том сообществе меня понимают. Мои семнадцать лет трезвости для них являются очень хорошим опытом. Их от меня отделяет семнадцать лет ежедневной работы над собой, молитвы, помощи другим. А меня от них отделяет всего лишь одна затяжка сигареты или глоток спиртного – и все. В таком случае я становлюсь не лучше, чем они.

– Даже спустя семнадцать лет?

– Да. Даже спустя семнадцать лет. Почему? К сожалению, многие не понимают, что такое химическое вещество. И от этого непонимания люди делают многие ошибки. Химическое вещество, по классификации, когда попадает в организм человека, изменяет его настроение и сознание. Сколько этого вещества будет достаточно, не определяется. Человеку, который был ранее в употреблении, достаточно несколько раз выпить спиртовые капли – от сердца валокордин или барбовал, чтобы сорваться. Этого ни в коем случае делать нельзя. Капля этилового спирта, попадая на слизистую, посредством вкусовых рецепторов посылает в мозг информацию о том состоянии, когда, к примеру, я семнадцать лет назад был в употреблении. Эта информация меня сразу же захлестывает. Мои воспоминания, мои чувства, эмоции, предвкушения… Это очень страшная проблема. И люди пренебрегают такими простыми принципами.

– Некоторые думают, а что может быть от ста граммов… А это, оказывается, может обернуться печально?

– Конечно. Несколько лет назад мы похоронили девушку, у которой было четыре с половиной года трезвости. Она работала помощником-консультантом. И, к сожалению, сорвалась на барбовале, не выйдя из запоя, попала в аварию, разбившись насмерть.

– Как ужасно…

Выводы, которые можно сделать после нашей беседы, очевидны – нужно обращаться, не теряя времени, к специалистам, в реабилитационные центры, чтобы найти выход из нешуточной проблемы зависимости.

Благодарю Вас, Олег, за беседу, за ту работу, которую вы совершаете, помогая людям. Пусть Бог Вам помогает в этом.

– Спасибо!


К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ

Автор: Вопросы Сергея СТЕПАНЮКА
 
Просмотров: 314

Присоединяйтесь к нам

  Подписка 

Книга в подарок!

"Акцент" Вконтакте

 

Книга в подарок!

Книга в подарок!

"Акцент" в Одноклассниках

"Акцент" на Facebook

Партнеры

Газета "Вечное сокровище"
Телеканал "Надия"
Интернет-газета "Путь"