Названия рубрик

Последний номер

Архив номеров

Из рубрики: Момент истины

Главная / Момент истины / Почему богатые страны – протестантские?
2017 | №12

Почему богатые страны – протестантские?

Когда мы говорим о наиболее экономически развитых странах, то вспоминаем Германию, Голландию, Швейцарию, США и Великобританию. Но мимо нашего внимания проходит тот неоспоримый факт, что все эти страны – протестантские. Именно протестантское учение лежит в основе того общественного строя, который построили эти страны.

Существует ли связь между благополучием и протестантизмом? Об этом спросил телеведущий программы «Перша Шпальта» на канале «UA:Перший» Андрей Юхименко американского экономиста, лауреата Нобелевской премии по экономике Вернона Смита, который принимал участие в написании книги «Реформация: успех Европы и шанс для Украины».

Справка (ред.):
Протестантизм – одно из трех, наряду с православием и католицизмом, главных направлений христианства, представляющее собой совокупность независимых церквей, церковных союзов и деноминаций.
Возник в Европе в 1-й половине XVI века как отрицание и оппозиция средневековым институтам Римско-католической церкви в ходе религиозного и общественно-политического движения – Реформации, идеалом которой было возвращение к принципам библейского христианства.

Не могли бы Вы рассказать о том, что изучали на протяжении многих лет?

Я начинал как молодой ассистент профессора в Университете Пердью, когда только получил свою докторскую степень от Гарварда. Именно тогда я осмыслил, что есть связи между экономической теорией и тем, что люди делают в повседневной жизни на разных рынках. Это побуждало меня к проведению эксперимента. Я исследовал спрос и предложение. Не хочу сейчас вдаваться в детали. Скажу просто: этот эксперимент доказал, что людям не нужно иметь знания по экономике, а нужно понимать обстоятельства, в которых они оказались; общаться с другими участниками рынка. В общем, этого достаточно для достижения успеха. При этом это больше касалось рынка товаров быстрого пользования и не касалось недвижимости или систем безопасности. То есть, это имело отношение к гамбургерам, парикмахерским услугам, гостиницам – ко всему, что покупается не для того, чтобы накапливать, а для использования.

Люди стали делать что-то по-другому после того, как стали известны результаты Вашего эксперимента?

Свой первый эксперимент я провел в 1955 году. Это было задолго до того, когда это вообще стали считать экономикой. Помню, что тогда никто не мог понять, зачем я это делаю. Некоторые историки сейчас называют это экспериментальным поворотом в экономической науке.

Вы также известны как автор книги о Реформации. Как соотносится Реформация с экспериментами?

Касательно Реформации… Если мы посмотрим на нее с нашей перспективы, это был важнейший процесс, который дал людям свободу. Благодаря этому стало возможным делать что-то новое. И за это людей стали уважать.

То есть, Реформация и протестантское учение дали свободу делать то, чего не делали раньше?

Именно так. Стало возможным пробовать различные вещи.

Если мы посмотрим на некоторые развитые страны – Германию, Данию, скандинавские страны, Соединенные Штаты, то выяснится, что, фактически, это протестантские страны. Почему так?

Распространение протестантизма сопровождалось экономическим ростом. Развитием и повышением благополучия. Этого не было в непротестантских и нехристианских странах. Это просто факты, а не чья-то точка зрения.

Но потом протестантизм стал оказывать влияние на другие – непротестантские и даже нехристианские движения. Его принципы становились со временем все более популярными.

Что это за принципы?

Это свобода достигать своих личных экономических целей в рамках этических норм.

Например, защита прав собственности. «Не кради» – это есть ключевое условие для функционирования рынков.

Но в других, скажем, православных странах, люди также имели заповедь «Не кради». Почему, например, в нашей стране нет такого экономического эффекта?

Я не могу дать ответ на этот вопрос. Но каким-то образом это влияло на отдельных людей. На индивидуальном уровне они осознавали ответственность за это. У вас это осознание не проникло настолько глубоко.

Позвольте у Вас спросить вот что… Не все соглашаются с утверждением, что именно Реформация привела к развитию капитализма в Европе. Ведь мы видим примеры Японии, Южной Кореи и других азиатских стран. Они также хорошо развивались, но не были протестантскими…

О, это так. Это произошло значительно позже. После того, как Запад накопил богатства. Они не были пионерами.

При этом мы видим, что Реформация повлияла на развитие капитализма, который, на самом деле, начался в Северной Европе – Нидерландах, Объединенном Королевстве… в XVII–XVIII веках. Эти идеи – права собственности и то, что способности важнее привилегий, – были в центре интеллектуальной мысли.

Если Вы почитаете произведения Адама Смита, не только «Богатство народов», но его «Теорию нравственных чувств», которую большинство людей не читали, то там доказывается мысль, что еще до правительств были группы людей, которые придерживались норм и правил, включавших принципы вроде «Не кради». Не только теоретически, но на уровне практической жизни. Почему? Потому что, по мнению Адама Смита, когда кто-то осознанно делает нам добро, мы ощущаем благодарность за это. Мы склонны вознаграждать. Это становится нормой. И это есть часть нашей человеческой природы.

Разве это не потому, что на севере Европы жили преимущественно немцы, в характере которых есть стремление делать все четко?

Ну, тогда возникает вопрос – а откуда это взялось? Хотя в разных странах мира ответ на этот вопрос может быть разным. А что касается Азии, Японии и Кореи, то там все происходило намного позднее. Но на тот момент эти принципы уже распространялись за границы протестантизма. И я Вам скажу, что не обязательно нужно быть протестантом, чтобы понять, что эти принципы работают. Путь к увеличению доходов и благополучию заключается в обеспечении свободы отдельного человека.


К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ

Автор: Из выпуска программы «Перша Шпальта» от 11 июня 2017 года
 
Просмотров: 1023